Исключительное право

Анализ судебной практики об исключении участника ООО и последних законодательных изменений в этой сфере свидетельствует о необходимости не пренебрегать корпоративным договором

Принимая решение о создании хозяйственного общества, в том числе общества с ограниченной ответственностью, его участники зачастую исходят из того, что в будущем ими будет достигаться согласие по основным аспектам развития бизнеса, они будут руководствоваться едиными принципами и преследовать общие цели.

Но, как показывает практика, со временем взаимопонимание и желание участников действовать сообща может иссякнуть и каждый начинает преследовать личные, часто — противоречащие коллективным, интересы. В результате возникает ситуация, когда один из участников начитает умышленно не исполнять свои обязательства или препятствовать своими действиями достижению целей общества, вследствие чего решения относительно деятельности общества не принимаются вплоть до блокировки его работы в целом.

Ранее в таких случаях применялись нормы Гражданского кодекса Украины и Закона Украины «О хозяйственных обществах», которые предоставляли общему собранию участников право исключать «деструктивный» элемент из участников общества. Однако с вступлением в действие нового закона «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью», который заменяет Закон Украины «О хозяйственных обществах» в части регулирования обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью – такой возможности не предусмотрено.

Исключение по-новому

Новациями Закона Украины «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» предусмотрено, что участник общества может быть исключен общим собранием участников только если: он не исполнил свои обязательства по внесению вклада на протяжении общего и дополнительного срока (часть 2 статьи 15 Закона Украины «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью») или участник-физическое лицо умер (или объявлен судом безвестно отсутствующим или умершим),  если участник-юридическое лицо прекратило свое существование, а его доля в уставном капитале общества составляет менее 50 % и, если в течение года со дня установленного для принятия наследства наследники (правопреемники) такого участника не подали заявление о вступлении в общество (часть 2 статьи 23 Закона Украины «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью»).

С одной стороны, логика нового подхода к данному вопросу понятна: часто исключения из состава участников использовалось не в качестве меры ответственности недобросовестного лица за причинение вреда обществу, а только для исключения субъективно не угодного другим участникам лица, иными словами — «бескровное рейдерство».

Но, с другой стороны, иногда исключение недобросовестного участника общества было единственной возможностью обеспечить нормальную деятельность общества, более того, у исключенного участника всегда была возможность оспорить такое решение общего собрания участников общества в суде.

Судебные перспективы

В данной ситуации может сложиться впечатление, что даже, если закон уже не позволяет высшему органу общества исключить участника, то право на судебную защиту никто не отменял. Поэтому, в случае систематического нарушения участником одного из обязательств, предусмотренного Законом или уставом, участники общества или само общество в лице управляющих органов, могут обратиться в суд с требованием об исключении нарушителя из состава участников.

Но, пока судебная практика стоит на позиции принципа саморегулирования частных обществ.

Например, в Постановлениях Высшего хозяйственного суда Украины от 16 марта 2016 года по делу №922/3429/15, от 23 января 2017 года по делу №922/2475/16 было сделано заключение, которое было поддержано судьями Верховного Суда в Постановлении от 18 апреля 2018 года по делу №922/1590/17 об исключении участника общества с ограниченной ответственностью, а именно: «Компетенция общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью определена статьей 59 Закона Украины «О хозяйственных обществах» и статьей 145 Гражданского кодекса Украины, согласно которым к компетенции собрания общества с ограниченной ответственностью относится исключение участника из общества.

Исключительная компетенция заключается в том, что лишь один орган (собрание участников) может решать вопрос об исключении участника из общества, по существу. Этот вопрос ни при каких обстоятельствах не может быть передан для решения исполнительному органу. Решение об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью принимается обществом в лице высшего органа — общего собрания участников, а не участниками как таковыми или судом.

Поскольку принятие решения об исключении участника из хозяйственного общества законом отнесено к компетенции общего собрания участников такого общества, а не суда, суд лишь проверяет обоснованность и законность принятых решений об исключении участника, в случае обращения последнего с иском о признании такого решения недействительным…».

Хотя, существует и противоположное мнение представителей судейского корпуса. Так, в Отдельном мнении судьи Верховного Суда Александра Мамалуя от 18 апреля 2018 года по тому же делу №922/1590/17 указано следующее:

«Положения Гражданского кодекса Украины и Закона Украины «О хозяйственных обществах» не содержат запрета по решению в судебном порядке спора об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью.

В соответствии со статьей 55 Конституции Украины, каждый имеет право любыми не запрещенными законом средствами защищать свои права от нарушений и посягательств.

Европейский суд по правам человека в решении от 2 ноября 2004 года (Дело «Трегубенко против Украины») отметил, что устранение (исключение) рассмотрения отдельной категории споров из-под юрисдикции судов противоречит праву на доступ к суду, гарантированному частью 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Следовательно, хозяйственный суд в Украине может рассматривать спор об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью и, исходя из конкретных обстоятельств дела, может принять судебное решение по этому вопросу».

Заключение

Принимая во внимание последние изменения законодательства, маловероятно, что суды вопреки ранее сформированной позиции, возьмутся определять дальнейшую судьбу «провинившихся» участников в обществах с ограниченной ответственностью с учетом дальнейшего принудительного исполнения таких решений.

Конечно, законодатель не оставил участников обществ с ограниченной ответственностью на произвол судьбы и вместо, хоть и спорных, но привычных норм о принудительном исключении участника, предлагает им урегулировать все свои правоотношения и порядок управления обществом в корпоративном договоре. Такой договор давно и эффективно применяется во многих странах, и может предусматривать все возможные, так называемые, deadlock ситуации и способы их разрешения, другими словами позволяет не только предупредить возможную проблему, но и заранее установить путь ее устранения.

Суммируя вышеизложенное, вывод очевиден — при создании обществ с ограниченной ответственностью одним шаблоном устава с типовыми положениями уже не обойтись и использование такого правового инструмента, как корпоративный договор, звучит не просто в качестве рекомендации, а настоятельного совета.

 

БУГАЕВА Елена,

Адвокат АФ «Династия»

Публикации 29 августа, 2018

Написать комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован

три × 4 =