Неформальные отношения

К анализу хозяйственных операций, в которых контрагент определен как рисковый, фискальным органам следует подходить не формально, а оценивать такие операции индивидуально

В Украине декларируется и гарантируется свобода предпринимательской деятельности. Эта свобода включает в себя как право гражданина заниматься любыми незапрещенными видами хозяйственной деятельности, так и право выбирать по своему усмотрению форму осуществления этой деятельности, а также торговых партнеров.

С первыми двумя пунктами этого определения все предельно ясно. Как говорил однажды судья Верховного Суда Украины: «Запрещенных видов хозяйственной деятельности вообще не существует, поскольку она является деятельностью разрешенной. Запрещенными могут быть лишь определенные действия – виды любой деятельности, имеющие признаки предпринимательской». Что касается форм осуществления хозяйственной деятельности все тоже просто – они четко регламентированы законом.

Требуют предусмотрительности

Что касается третьего пункта – выбора торговых партнеров, то здесь всё оказывается намного сложнее чем кажется на первый взгляд.

Налоговые органы, в определенной степени заручившись поддержкой судебной системы, устанавливают требования к предусмотрительности при выборе контрагентов, то есть торговых партнеров.

Если в ходе оценки рисков автоматизированные системы контроля налоговой службы определят вашего торгового партнера как рискового, сколько не ссылайся потом на принцип индивидуальной ответственности плательщика налогов, служба сделает выводы, которые будут выгодны только ей, а для вас это почти всегда выльется в доначисление денежных обязательств.

На мой взгляд, особо примечательными остаются доводы налоговой службы о том, что если в отношении должностных лиц кого-либо из ваших торговых партнеров существует приговор по уголовному делу, которым эти лица признаются виновными в совершении преступления предусмотренного статьей 205 Уголовного кодекса (УК) Украины (фиктивное предпринимательство), то этот факт дает автоматический повод признавать все ваши сделки, которые были проведены с этим торговым партнером, «нереальными», то есть таковыми, что были проведены исключительно на бумаге без реального движения товаров или услуг.

Этот вывод в свою очередь позволяет налоговым органам доначислять денежные обязательства по налогу на прибыль предприятий, говоря о безосновательной корректировке финансового результата подлежащего налогообложению на суммы таких «нереальных» сделок, и так же доначислять налог на добавленную стоимость, если операции подлежали налогообложению НДС и суммы по этим операциям принимали участие в формировании налогового кредита по НДС.

Интересным остается тот факт, что зачастую, видя в ЕГРСР такой приговор в отношении должностных лиц контрагента проверяемого лица, налоговый инспектор даже не проверяет фактическое движение товаров и средств по упомянутым сделкам, а просто делает выдержку из этого приговора в акте налоговой проверки и вывод – все хозяйственные операции с таким торговым партнером являются фиктивными.

Судебная практика

Получая такой акт проверки, а позже и налоговое уведомление-решение на значительную сумму, иногда еще и со штрафными санкциями, добросовестный предприниматель ищет защиты в суде, поскольку административное обжалование подобного рода решений практически никогда не заканчивается результативно.

Обращение же с иском в суд, даже при условии предоставления всей необходимой первичной документации, подробных пояснений и описания схем движения товаров, услуг и денежных средств, не всегда приводит к тому, что предприниматель получает положительное решение суда.

Дело как всегда в судебной практике, которая формируется на данный момент Верховным Судом, и активно, а можно сказать практически всегда, используется судами первой и апелляционной инстанций как обоснование определенной точки зрения, порой не всегда объективной.

На данный момент существуют совершенно противоположные позиции судей Верховного Суда по вопросу необходимости полного и всестороннего исследования доказательств реальности осуществления определенной хозяйственной операции с контрагентом, в отношении должностных лиц которого существует приговор в уголовном деле по статье 205 УК Украины.

Первая позиция заключается в том, что факт наличия приговора в уголовном производстве в отношении должностных лиц предприятия-контрагента, не является автоматическим основанием для того, чтобы считать все сделки, проведенные с таким контрагентом –«нереальными», то есть фиктивными. Судьи говорят о необходимости в таком случае осуществлять проверку всех составляющих хозяйственной операции, проверять каждое установленное налоговое нарушение и влияние этого нарушения на последствия конкретной хозяйственной операции. В тэтом случае, доказательства, полученные в рамках уголовного производства, должны быть учтены административными судами, но лишь в совокупности с другими доказательствами, собранными по делу, и не должны иметь для суда предустановленной силы.

Другая позиция, которой придерживается часть судей Верховного Суда, заключается в том, что в случае существования приговора, которым установлено, что лицо признано виновным в совершении преступления предусмотренного статьей 205 УК Украины, а именно создании или приобретении предприятия с целью сокрытия незаконной деятельности, все сделки осуществленные с этим предприятием являются «нереальными» и вся первичная документация, подписанная лицами в отношении которых есть приговор суда, так же не является надлежащим подтверждением существования хозяйственной операции.

Вот и получается, что успех иска по подобного рода делам зачастую зависит от того, какая именно из вышеупомянутых точек зрения ближе судье, рассматривающему ваше дело.

Юристы налоговой службы всегда будут ссылаться лишь на судебную практику «второй точки зрения». И не важно, исследовалось ли в таком приговоре осуществление хозяйственных операций именно с вашим предприятием, или предприятием вашего клиента, какая именно квалификация уголовного правонарушения по статье 205 УК Украины, позиция о нереальности хозяйственных операций будет неизменна, даже если другие операции, например, операции по перевозке товара, который ваше предприятие «якобы не приобретало у фиктивного торгового партнера» этими же проверяющими будут признаваться реальными.

Формальный подход

Стоит так же учитывать, что преступление, предусмотренное частью 1 статьи 205 УК Украины, является преступлением с формальным составом. Оно является завершенным с момента создания или приобретения субъекта хозяйственной деятельности при наличии определенного умысла. Для вынесения приговора по данной квалификации достаточно лишь доказать факт существования умысла в момент создания/приобретения предприятия. А если учесть, что большинство обвинительных приговором по статье 205 УК выносятся на основании соглашений о признании вины и наказанием является всего лишь штраф на незначительную сумму, существуют риски вынесения приговора без полного исследования указанной незаконной деятельности, а порой и без исследования вовсе. Остается вопрос, на какие факты и установленные обстоятельства тогда будут ссылаться налоговые органы при проведении проверок с использованием подобных приговоров.

Однако, практика говорит о том, что лица, в отношении которых выносятся приговоры по статье 205 УК Украины, могут параллельно с осуществлением незаконной деятельности, с целью создания видимости законной деятельности, заключать вполне правомерные сделки с предприятиями реального сектора экономики и вести вполне легальную деятельность.

В этом случае, формальный подход налоговой службы и судебной системы к анализу подобного рода хозяйственных операций лишает добросовестных плательщиков налогов всех средств защиты, остается только постоянно следить за состоянием своих контрагентов и требовать от них все больше и больше доказательств своей добросовестности. Хотя, как позывает практика, и это не дает абсолютных гарантий.

В свою очередь, такой подход является нарушением принципов правовой определенности и надлежащего управления, о которых неоднократно упоминал в своих решениях Европейский суд по правам человека. Ведь именно на государственные органы возложено обязательство установления должных правовых процедур, с помощью которых плательщики налогов смогут не только заранее предвидеть негативные последствия перед осуществлением тех или иных действий в сфере хозяйственной деятельности, но и не обязаны нести чрезмерную налоговую нагрузку вследствие ненадлежащего установления государством таких правовых процедур.

ЖЕРЕБКИН Олег – адвокат Dynasty Law Firm

Публикации 22 августа, 2019

Написать комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован

двенадцать − 3 =