Торг платежом красен

«От массовых споров, связанных с признанием ликвидаторами сделок ничтожными, рынок сдвигается в сторону споров, касающихся проведения торгов по продаже активов ликвидируемых банков» рассказывает о тенденциях управляющий партнер АФ «Династия» Денис Миргородский.

Процесс выведения неплатежеспособных банков с рынка достиг своего апогея? Как можно охарактеризовать действия Фонда гарантирования вкладов физических лиц (Фонд) и Национального банка Украины (НБУ) во всех процедурах выведения неплатежеспособных банков с рынка?

— Об апогее говорить еще очень рано. Процесс выведения с рынка банков, признанных неплатежеспособными в 2014—2016 годы, просто плавно переходит из одной стадии в другую. От массовых споров, связанных с признанием ликвидаторами сделок ничтожными (на основании статьи 38 закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц»), рынок сдвигается в сторону массовых споров, касающихся проведения торгов по продаже активов ликвидируемых банков. Ну а впереди маячат серьезные судебные битвы за взыскание убытков с собственников ликвидируемых банков. При этом возникает ощущение, что за «убытками», которые инкриминируются бывшим собственникам и топ-менеджерам, часто скрывается неэффективность деятельности самого Фонда и его уполномоченных лиц (ликвидаторов банков) по управлению активами.

Мы уже располагаем рядом примеров, когда именно умышленная утеря документов, необоснованное расторжение договоров обеспечения, продажа активов банка по смехотворно низким ценам и длительное бездействие ликвидаторов на фоне активной судебной защиты заемщиков стало действительной причиной недостаточности активов банка для компенсации Фонду гарантирования средств, выделенных им для выплаты гарантированных вкладов. Но нет сомнения, что Фонд объявит виновными в такой недостаточности именно тех, у кого отобрали бизнес: экс-собственников банков.

И, наконец, первые из споров собственников ликвидируемых банков с регулятором дошли до международных судов, в частности до европейского суда по правам человека. И в этом для нашей страны кроется огромная опасность. Ее осознает украинская секция секретариата евросуда, стараясь не допустить подобные споры к слушанию, но это уже тема для отдельного разговора.

Фонд оказался организационно не готов к управлению таким количеством сложных процессов и массива имущества, поэтому в целом его действия можно охарактеризовать как крайне неэффективные.

В чем заключаются особенности судебной практики с участием Фонда?

— Главная особенность — это вопиющее неравенство в положении сторон, которым Фонд и его уполномоченные часто пользуются. Например, если ликвидатор банка причинил ущерб или не исполняет текущие обязательства по договорам (аренда помещения, эксплуатационные расходы, лицензионные платежи, IT-услуги и т.д.), принудительное взыскание с него убытков в общем порядке осуществить нельзя. Эти требования включаются в ликвидационную массу имущества банка банкрота и удовлетворяются из этого имущества в 8-ю очередь согласно статье 52 закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц», то есть фактически не удовлетворяются вовсе. В такое же положение попадают победители торгов по продаже имущества ликвидированных банков, которые перечислили средства по договору, заключенному по итогам торгов, если впоследствии торги будут признаны недействительными.

К неравенству можно отнести и ограничения на вынесение судебных запретов в отношении Фонда и его уполномоченных лиц, включенные в состав процессуальных кодексов. Это часто лишает оппонентов Фонда права на эффективную судебную защиту в ситуациях, когда он совершает заведомо неправомерные действия: например, оформляет на себя права собственности на ипотечное имущество по уже погашенным кредитам.

Такая безнаказанность часто порождает коррупцию. Наглядно демонстрирует это ситуация, когда самая крупная взятка в истории Украины, зафиксированная в момент ее передачи правоохранительными органами (5 миллионов долларов США), предназначалась именно уполномоченному лицу Фонда, осуществлявшему ликвидацию одного из банков третьей группы.

Как сегодня обстоят дела с компенсацией ущерба, который был нанесен банкам-банкротам?

— Главным способом компенсации ущерба сегодня остаются аукционы по продаже активов ликвидированных банков, которые проводятся на электронных торговых площадках по принципу голландского аукциона. При этом на прозрачность и эффективность работы таких площадок нареканий нет, но много проблем порождает некачественная подготовка лотов Фондом. Типичной является ситуация, когда на торги выставляются ипотека или права требования по… погашенному кредиту. Причем часто еще есть и решение суда, подтверждающее отсутствие обязательств перед ликвидируемым банком. Разумеется, судебный конфликт между покупателем лота и должником/залогодателем в таком случае неизбежен, но Фонд это, похоже, не беспокоит.

Другая типичная картина, когда на торги выставляются права требования, по которым не сохранилось никаких или значительной части документов. То есть победитель торгов реализовать купленное право не может, и для специалистов Фонда это должно быть очевидно. Но участников торгов о возникшей ситуации никто не информирует, ведь в таком случае никто не захочет принимать участие в торгах.

Со стороны создается впечатление, что Фонду важно любой ценой получить деньги с покупателей, а последствия его не интересуют. Ведь эффективно взыскать деньги назад с ликвидируемых банков, как я уже говорил, нельзя.

Расскажите подробно о развитии судебной практики по взысканию ущерба со связанных лиц неплатежеспособных банков…

— Такой практики немного, но мы понимаем, что это новое направление, и НБУ с Фондом только набираются опыта, основной объем подобных исков еще впереди. Отчасти это связано с тем, что точную сумму ущерба, подлежащего взысканию, можно выяснить только после окончания процедуры ликвидации банка, но большинству неплатежеспособных банков до завершения ликвидации еще далеко.

Такие споры сегодня можно разделить на два направления: первое — это взыскание задолженности по договорам рефинансирования коммерческих банков с их собственников на основании подписанных собственниками договоров поручительства; второе — иски на основании части 6 статьи 58 закона Украины «О банках и банковской деятельности» к лицам, связанным с банком. Во втором случае Фонд собирается доказывать, что ущерб банку был причинен вследствие действий или, наоборот, бездействия руководителей, собственников банка и других связанных лиц (значение этого термина раскрыто в статье 52 закона).

Первыми публичными ответчиками по искам о взыскании задолженности по рефинансированию стали поручитель банка «Форум» Вадим Новинский и поручитель банка «Финансы и кредит» Константин Жеваго, причем споры находятся сейчас в активной стадии. Что касается взыскания убытков со связанных лиц неплатежеспособных банков, то уже находится на рассмотрении в суде иск Фонда к акционерам и топ- менеджерам «Брокбизнесбанка» на 8,9 млрд гривен, известно о попытке Фонда подать подобный иск в отношении связанных лиц «Актив-банка» на сумму 1,7 млрд гривен.

Как следует из заявлений директора распорядителя Фонда Константина Ворушилина, озвученных в конце сентября, это только первые ласточки. Значительную часть из 145 млрд гривен, которые Фонд должен вернуть Министерству финансов Украины в погашение заимствований, предполагается погасить за счет бывших собственников и топ-менеджеров ликвидируемых банков.

 

 

 

Публикации 5 декабря, 2018

Написать комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован

два × 5 =